Тенофовир калетра амивирен - Интернет аптека IMMCO Ру

Тенофовир калетра амивирен

АРВТ. Лечение ВИЧ. Обмен опытом и вопросы

Давайте в этой теме задавать интересующие Вас вопросы по поводу приема АРВТ ( ВИЧ – терапии ).

А то может и препараты не понадобятся потом, хочу проверить. Если я брошу терапию, то чем мне это может грозить ?

Замена антиретровирусной терапии: почему, когда и как

Как правило, однажды начав, антиретровирусную терапию уже не отменяют. Нередко ее схему приходится менять из-за острых и отдаленных побочных эффектов, сопутствующих заболеваний и неспособности подавить репродукцию ВИЧ. При этом в каждом отдельном случае тактика зависит от ряда обстоятельств, в том числе от того, почему приходится менять схему АРТ, какие антиретровирусные препараты пациент принимал ранее и какие возможности лечения еще остаются. Например, если побочный эффект вызвал препарат в составе первой схемы АРТ, его легко заменить другим. Совсем по-другому обстоит дело у больных с поздними стадиями ВИЧ-инфекции, у которых новая схема терапии требуется потому, что многие схемы уже исчерпаны из-за побочных эффектов, вирусологической неудачи и лекарственной устойчивости. Здесь рассказано об обстоятельствах, которые требуют замены АРТ, данные клинических исследований и тактика перехода на новые схемы терапии.

Острые побочные эффекты

Побочные эффекты АРТ возникают часто и порой становятся причиной замены препарата. Они редко угрожают жизни, однако могут доставлять пациентам немало неприятных ощущений, что отрицательно сказывается на их желании соблюдать режим лечения. Как показал ряд исследований, побочные эффекты заставляют менять схемы АРТ чаще, чем вирусологическая неудача лечения. В этих исследованиях большинство случаев замены препаратов из-за их непереносимости приходились на первые 3 месяца АРТ. Подавляющее большинство больных в этих исследованиях получали схемы на основе ингибиторов протеазы.

Однозначных рекомендаций о том, когда следует менять схему АРТ в случае появления побочных эффектов, не существует. Принимая во внимание, что у многих пациентов в течение нескольких недель АРТ побочные эффекты ослабевают, врачи нередко назначают на короткий срок симптоматические средства (например, лоперамид при поносе и прохлорперазин или метоклопрамид при тошноте). Вызываемые эфавирензом нарушения со стороны ЦНС, как правило, через несколько недель проходят самостоятельно, обычно бывает достаточно объяснить это пациенту и успокоить его. Если появляется острый побочный эффект, свойственный какому-то конкретному препарату, этот препарат обычно заменяют другим препаратом того же класса, который не вызывает такого побочного эффекта (например, при желудочно-кишечных нарушениях, вызванных зидовудином, его меняют на абакавир или тенофовир).

Принимая решение о замене антиретровирусных препаратов, учитывают тяжесть побочных эффектов, эффективность симптоматической терапии, варианты для замены и связанный с ними риск. Побочные эффекты отрицательно сказываются на соблюдении врачебных назначений, и если пациент говорит, что стал пропускать прием препаратов из-за побочных эффектов, врачу следует подумать о замене схемы терапии. По имеющимся данным, замена начальной схемы АРТ из-за побочных эффектов не приводит к дальнейшей вирусологической неудаче лечения .

Отдаленные побочные эффекты

Некоторые побочные эффекты развиваются через несколько месяцев и даже лет от начала антиретровирусной терапии. К ним относятся нейропатия, изменения состава тела (липодистрофия) и метаболические нарушения, которые повышают риск сердечно-сосудистых заболеваний (в частности, дислипопротеидемия и инсулинорезистентность). Поэтому, решая, какой препарат заменить при развитии отдаленных побочных эффектов, опираются на эпидемиологические данные, указывающие на связь побочного эффекта с определенным препаратом.

Липоатрофия (в частности, утрата подкожной клетчатки на лице, конечностях и ягодицах) — одно из проявлений липодистрофии. Ряд исследований показал, что фактором риска липоатрофии служит прием аналогов тимидина, особенно ставудина. Хотя утрата жировой ткани считается необратимой, ряд небольших исследований показал, что замена ставудина зидовудином или абакавиром может дать хорошие результаты. Весьма примечательны результаты одного исследования, в котором пациентов с липоатрофией случайным образом разделили на две группы: одна группа продолжала получать ставудин или зидовудин, а в другой аналоги тимидина были заменены абакавиром. Через 24 недели у пациентов, принимавших абакавир, компьютерная томография показала статистически значимое увеличение объема подкожной клетчатки на животе, а двухфотонная рентгеновская абсорбциометрия — такое же увеличение на бедре. Хотя изменения, развившиеся за это время, были клинически не значимы, наблюдение в последующие 2 года показало, что объем жировой ткани увеличился еще больше. Это говорит о том, что подобная тактика оправдана у пациентов, у которых нет противопоказаний к таким заменам, например гиперчувствительности к абакавиру в анамнезе или подтвержденной устойчивости к нему. Кроме того, у больных, которые уже получали схемы с одним или двумя нуклеозидными ингибиторами обратной транскриптазы, повышен риск вирусологической неудачи лечения при назначении абакавира, что может объясняться наличием мутаций, вызывающих устойчивость к препаратам этой группы, поэтому назначать абакавир таким больным нежелательно.

Как показывают наблюдения, ингибиторы протеазы могут усугублять липоатрофию, развивающуюся при лечении нуклеозидными ингибиторами обратной транскриптазы. Однако, в целом замена ингибитора протеазы другим препаратом вряд ли приведет к клинически значимым изменениям объема жировой ткани, по крайней мере, в короткие сроки.

Эпидемиологические данные позволяют связать ожирение по мужскому типу (увеличение объема висцеральной жировой клетчатки) с лечением ингибиторами протеазы. В одном из исследований, в котором участвовали пациенты с ожирением по мужскому типу, после замены ингибиторов протеазы абакавиром, невирапином, адефовиром, объем висцеральной жировой клетчатки снизился больше, чем в контрольной группе, продолжавшей получать ингибиторы протеазы. Однако у пациентов, у которых ингибиторы протеазы были заменены другими препаратами, усилилась липоатрофия. При исследовании метаболических нарушений в рамках крупного рандомизированного испытания через 24 месяца после замены ингибиторов протеазы абакавиром, невирапином или эфавирензом заметного улучшения в распределении жировой ткани не отмечено. В целом польза замены ингибиторов протеазы другими препаратами не доказана, поэтому такая замена не может быть рекомендована в качестве лечения висцерального ожирения. Сегодня активно изучаются другие методы лечения этого состояния.

Гипертриглицеридемия и гиперхолестеринемия четко связаны с определенными ингибиторами протеазы и могут развиться в течение первых недель лечения. Эти нарушения удается устранить, если заменить вызвавший их препарат другим ингибитором протеазы или препаратом иного класса. Например, в небольшом исследовании замена ритонавира нелфинавиром или комбинацией нелфинавира с саквинавиром способствовала улучшению липидного профиля плазмы. Нуклеозидные ингибиторы обратной транскриптазы также могут вызывать дислипопротеидемию у ВИЧ-инфицированных. В двух рандомизированных контролируемых исследованиях ставудин (в сочетании с ламивудином и эфавирензом или нелфинавиром) нарушал липидный обмен в большей степени, чем зидовудин и тенофовир. В ряде исследований замена ставудина тенофовиром способствовала снижению уровней общего холестерина и ЛПНП, но влияние такой замены на уровни триглицеридов было неоднозначным.

Инсулинорезистентность и сахарный диабет

Влияние замены препарата на инсулинорезистентность изучено хуже, чем в ситуации с дислипопротеидемией. Достоверно известно, что индинавир снижает чувствительность к инсулину у здоровых, не инфицированных ВИЧ добровольцев. Однако и другие ингибиторы протеазы могут оказывать прямое или косвенное влияние на чувствительность к инсулину. Есть данные, что замена ингибитора протеазы абакавиром, эфавирензом или невирапином способствует уменьшению инсулинорезистентности. В связи с этим у пациентов с факторами риска сахарного диабета (например, ожирением, сахарным диабетом у родственников) целесообразно заменять ингибитор протеазы другим препаратом, хотя не ясно, насколько такая тактика помогает предотвратить сахарный диабет. Поскольку инсулинорезистентность повышает риск сердечно-сосудистых заболеваний в целом, снижение инсулинорезистентности может сократить риск отдаленных осложнений.

Угрожающие жизни побочные эффекты

Угрожающие жизни побочные эффекты развиваются редко, но являются важной причиной замены АРТ. Тяжелая токсидермия (например, синдром Стивенса—Джонсона или полиморфная экссудативная эритема) служит абсолютным показанием к замене АРТ. Такая токсидермия чаще всего развивается при лечении ННИОТ: делавирдином (редко), эфавирензом (0,1% случаев) и невирапином (1% случаев). Лактацидоз может угрожать жизни; чаще всего он развивается при лечении ставудином, но его могут вызвать любые нуклеозидные ингибиторы обратной транскриптазы. Как показывают ретроспективные исследования, при появлении клинических симптомов гиперлактатемии и лактацидоза подозреваемый препарат (обычно ставудин или диданозин), как правило, безо всякого риска можно заменить другим нуклеозидным ингибитором обратной транскриптазы, обладающим сходной вирусологической активностью, но с менее выраженной митохондриальной токсичностью (обычно это абакавир, ламивудин или тенофовир). Как правило, прежде чем назначить новый препарат, делают перерыв в лечении, чтобы нежелательные симптомы исчезли. Другие угрожающие жизни побочные эффекты — панкреатит, вызванный диданозином, и гиперчувствительность к абакавиру . При появлении этих осложнений вызвавший их препарат отменяют и данному пациенту больше никогда не назначают.

Замена АРТ у пациентов с подавленной вирусной нагрузкой

Если репродукция вируса подавлена, то, обдумывая замену АРТ по любой из рассмотренных выше причин, важно выяснить, как пациента лечили ранее. Если пациент уже перенес вирусологическую неудачу при лечении ННИОТ (независимо от того, проводилось исследование лекарственной устойчивости или нет), либо подтверждено, что выделенный штамм вируса устойчив к этому классу препаратов, то переход на схемы с невирапином или эфавирензом этому пациенту противопоказан. Кроме того, предшествующее лечение одним или двумя нуклеозидными ингибиторами обратной транскриптазы повышает риск вирусологической неудачи при переходе на абакавир, обусловленной накоплением мутаций, придающих вирусу устойчивость к нуклеозидным ингибиторам обратной транскриптазы. Важно также, что при замене ингибиторов протеазы или ННИОТ абакавиром обычно назначают схему с тремя нуклеозидными обратной транскриптазы, которая в качестве начальной схемы уступает по вирусологической активности схемам на основе эфавиренза. При замене ингибиторов протеазы абакавиром, невирапином или эфавирензом частота вирусологической неудачи повышается. Таким образом, переход на комбинацию из трех НИОТ без добавления дополнительных препаратов возможен лишь в отдельных случаях.

Часто необходимость смены АРТ диктуется изменениями в состоянии пациента. Например, некоторые антиретровирусные препараты нежелательно назначать при беременности. Эфавиренз оказывает тератогенное действие у животных, описано и несколько случаев врожденных пороков у человека, поэтому при наступлении беременности этот препарат следует заменить невирапином или назначить женщине подходящую схему на основе ингибиторов протеазы. У беременных с осторожностью применяют невирапин, так как у них повышен риск гепатита со смертельным исходом. Риск этого осложнения особенно высок у женщин с более высоким числом лимфоцитов CD4, поэтому женщинам с числом лимфоцитов CD4 более 250 мкл невирапин, как правило, не назначают. Беременным противопоказан раствор ампренавира для приема внутрь, так как он содержит большое количество полиэтиленгликоля. Гипербилирубинемия, вызванная атазанавиром и индинавиром, теоретически опасна для новорожденного.

Препараты, которые используются для лечения сопутствующих заболеваний, часто вступают в лекарственные взаимодействия с антиретровирусными средствами. Яркий пример — взаимодействия рифампицина (препарата первого ряда для лечения туберкулеза) с ННИОТ и ингибиторами протеазы. Чтобы избежать этих взаимодействий, можно заменить невирапин эфавирензом, изменить дозу эфавиренза или — при лечении ингибиторами протеазы — заменить рифампицин рифабутином. К важным лекарственным взаимодействиям относятся также взаимодействия гиполипидемических средств (ингибиторов ГМГ-КоA-редуктазы) с ингибиторами протеазы, пероральных контрацептивов с ННИОТ и ингибиторами протеазы, а также алкалоидов спорыньи с ингибиторами протеазы. Активность тенофовира, эмтрицитабина и ламивудина в отношении вируса гепатита B побуждает включать эти препараты в схемы АРТ у пациентов с хроническим гепатитом B.

Недостаточный иммунологический ответ

У некоторых больных на фоне АРТ не происходит существенного повышения числа лимфоцитов CD4, несмотря на подавление репродукции вируса. У 38% участников швейцарского когортного исследования, у которых на фоне АРТ достигнуто подавление репродукции ВИЧ более чем на 5 лет, не удалось добиться повышения числа лимфоцитов CD4 хотя бы до 500 мкл. Обычно причины этого феномена остаются неизвестными, как и его клиническое значение, хотя он причиняет беспокойство и пациенту, и врачу. Нет указаний на то, что при недостаточном приросте числа лимфоцитов CD4 усиление схемы (добавление антиретровирусных препаратов) улучшает иммунологический ответ.

У больных, у которых АРТ подавляет репродукцию вируса, редко развиваются такие осложнения, как оппортунистические инфекции и СПИД-индикаторные злокачественные новообразования. О замене схемы АРТ в случае появления СПИД-индикаторных заболеваний известно немного. Несомненно, схему следует заменить, если у больного определяется виремия и если существует хорошая альтернатива для максимального подавления репродукции ВИЧ и восстановления иммунитета. Другие инфекции, например рецидивы герпеса, опоясывающий лишай, пневмония и инфекция, вызванная вирусом папилломы человека, вызывающая дисплазию и рак шейки матки и заднепроходного канала, могут развиться у больных со стойким подавлением репродукции вируса и не служат показанием к замене АРТ.

Клинические проявления ВИЧ-инфекции вскоре после начала АРТ (в течение первых 3 месяцев) нужно трактовать с осторожностью. В этот период у больных, у которых к началу АРТ число лимфоцитов CD4 было низким (особенно менее 100 мкл), может развиться синдром восстановления иммунитета, для которого характерны необычные проявления оппортунистических инфекций (в частности, вызванных атипичными микобактериями и цитомегаловирусом) и прогрессирующей мультифокальной лейкоэнцефалопатии. Синдром развивается вследствие улучшения иммунного ответа на протекавшую скрыто инфекцию; обострения инфекций не означают неэффективности терапии, поэтому менять ее не надо. В таких случаях необходима антимикробная терапия и при необходимости симптоматическое лечение (например, назначение глюкокортикоидов и других противовоспалительных средств).

Замена АРТ при вирусологической неудаче лечения

В рекомендациях по терапии предложены следующие критерии вирусологической неудачи лечения: содержание РНК ВИЧ более 400 копий в 1 мл через 24 недели лечения, содержание РНК ВИЧ более 50 копий в 1 мл через 48 недель лечения или возобновление виремии после успешного подавления вирусной нагрузки. Однократный подъем уровня вирусной РНК нужно подтвердить вторым измерением, потому что отдельный подъем («всплеск») развивается почти у 40% больных и не свидетельствует о вирусологической неудаче лечения. Если же подъем вирусной нагрузки повторяется или держится стабильно, риск вирусологической неэффективности повышен.

Причины неудачи лечения

Если у больного не удается подавить репродукцию вируса, нужно выяснить, чем это вызвано. Если несоблюдение врачебных назначений, токсичность и фармакокинетические причины можно исключить, неудача может объясняться неэффективностью текущей схемы терапии. При неэффективности лечения следует в первую очередь тщательно проанализировать, какие антиретровирусные препараты в каких лекарственных формах и комбинациях получал больной, продолжительность лечения каждой из прежних схем, их побочные эффекты и динамику вирусной нагрузки и числа лимфоцитов CD4. Эта информация необходима для оценки вероятности мутаций, придающих вирусу устойчивость к отдельным препаратам или целым классам препаратов. Важно, чтобы в период, пока выясняется причина неудачи терапии, больной продолжал лечение прежней схемой, так как прекращение АРТ — даже вирусологически неэффективной — может привести к быстрому повышению вирусной нагрузки, снижению числа лимфоцитов CD4 и появлению клинических проявлений ВИЧ-инфекции.

Исследование лекарственной чувствительности

Исследование чувствительности дает информацию только о преобладающих штаммах вируса, циркулирующих в крови в момент взятия крови для исследования. Если препарат, к которому возникла устойчивость, отменить, штамм, несущий мутацию устойчивости, перестанет преобладать, и выявить его станет труднее. Поэтому исследование устойчивости нужно проводить на фоне лечения схемой, оказавшейся вирусологически неэффективной. В отдельных исследованиях схема АРТ, назначаемая на основании генотипического и фенотипического исследования, существенно превосходила по эффективности схему, выбранную только на основании лекарственного анамнеза. В современных клинических рекомендациях исследование устойчивости предлагается проводить у всех больных с неудачей АРТ, однако какой метод предпочесть — генотипический, фенотипический или оба — не ясно. Сочетание подробного лекарственного анамнеза и исследования лекарственной устойчивости дает наиболее полную оценку текущих и «заархивированных» мутаций устойчивости и позволяет наилучшим образом выбрать следующую схему АРТ.

Вирусологический ответ на лечение зависит от концентрации препаратов в крови. Кроме того, концентрация препарата является независимым прогностическим фактором в отношении вирусологического ответа. При большем числе активных препаратов (к которым не выявлена устойчивость) и более высоких концентрациях препаратов в крови вирусологический ответ на лечение лучше.

Достаточные концентрации антиретровирусных препаратов, особенно ингибиторов протеазы, можно обеспечить и без их мониторинга. Ритонавир, будучи мощным ингибитором изоферментов цитохрома P450, в низких дозах повышает концентрации ампренавира, атазанавира, фосампренавира, индинавира, лопинавира, саквинавира и типранавира, а также новых ингибиторов протеазы, которые еще только проходят испытания. Поскольку лекарственная устойчивость носит относительный характер, повышения концентраций препаратов может быть достаточно для преодоления частичной устойчивости к ним. Например, в исследовании у 37 больных, у которых при лечении стандартной схемой на основе индинавира с приемом 3 раза в сутки определялась виремия, после добавления ритонавира сывороточная концентрация индинавира выросла в 6 раз, и у 58% больных (21 из 36) вирусная нагрузка через 3 недели сократилась на 0,5 lg и более или упала ниже 50 копий в 1 мл. Авторы пришли к выводу, что повышенных за счет ритонавира концентраций индинавира было достаточно для преодоления устойчивости к этому препарату.

Существует показатель, который отражает и концентрацию препарата, и чувствительность к нему выделенного штамма вируса — так называемый коэффициент подавления (IQ, от англ. inhibitory quotient). Он представляет собой отношение концентрации препарата к чувствительности препарата (например, концентрации ингибитора протеазы, достаточной для подавления 50% выделенных у данного больного штаммов вируса). Ряд ретроспективных исследований показал, что у больных, менявших схему АРТ, при более высоком коэффициенте подавления, вирусологический ответ был лучше, и что этот коэффициент был более ценным прогностическим фактором в отношении ответа на лечение, чем концентрация препарата и данные о лекарственной устойчивости к препарату, взятые в отдельности.

Выбор следующей схемы

Как выбирать новую схему АРТ, когда лечение потерпело вирусологическую неудачу? Раньше тактика была простой: назначали препараты, которые больной еще не принимал. Однако уже первые клинические исследования показали, что при такой тактике максимальное подавление репродукции вируса достигалось только у 30% больных. В этих же исследованиях были выявлены факторы, которые улучшали вирусологический ответ: низкая вирусная нагрузка на момент замены терапии, использование в новой схеме 2 ингибиторов протеазы вместо одного, а также использование препарата из нового класса (например, ННИОТ). В первых же исследованиях, в которых изучалась лекарственная устойчивость, был сделан вывод, что для того, чтобы у больных с вирусологической неудачей лечения новая схема АРТ дала хороший вирусологический ответ, она должна содержать не менее трех активных антиретровирусных препаратов (т. е. препаратов, чувствительность к которым подтверждена у выделенного штамма).

В клинической практике часто приходится менять схему АРТ как у больных с подавленной репродукцией вируса , так и у больных, у которых подавить репродукцию вируса не удалось. Если репродукция вируса подавлена, целью смены АРТ, как правило, бывает устранение острых и отдаленных побочных эффекты и улучшение качества жизни пациента. При этом замена АРТ обычно безопасна, если принимаются в расчет анамнез лечения и другие моменты. Следует соотнести пользу замены АРТ с риском новых побочных эффектов и вирусологической неудачи лечения.

Неверное утверждение. Никогда нельзя дать гаратию того,что вич-ассоциированная лимфома не разовьётся у вич-инфицированного даже с сохранным иммунитетом( на сегодняшний день даже при массовом арв-лечении смертность от лимфопролиферативных заболеваний не снижается).

Митохондриальная токсичность идёт по нисходящей у следующих нуклеозидов: диданозин,ставудин,зидовудин,ламивудин,абакавир.

Липидный спектр крови нарушается не только ИП,но и ННИОТ,хотя и в меньшей степени.

Последнее. Препараты тенофовир,эмтрицитабин,а также противотуберкулёзное средство рифабутин не применяются в РФ

The UK Collaborative HIV Cohort (CHIC) Study Steering Committee. HIV Diagnosis at CD4 Count Above 500 Cells/mm3 and Progression to Below 350 Cells/mm3 Without Antiretroviral Therapy. J Acquir Immune Defic Syndr 2007;00:000–000

Благодаря простым и точным методам диагностики ВИЧ инфекции, а также накопленным данным о группах риска, все больше больных попадают под наблюдение в начальной стадии ВИЧ инфекции, когда уровень CD4 клеток остается высоким (выше 500 кл/мкл). С другой стороны, доказано, что уровень CD4 клеток ниже физиологической нормы опасен не только с точки зрения инфекционных заболеваний. При нем повышается риск онкопатологии, сердечно-сосудистых заболеваний, а также общая смертность. По этим причинам теоретически имеет смысл начинать антиретровирусную терапию (АРТ) при более высоких уровнях CD4. Неизвестно, однако, насколько это удлинит АРТ.

Британские ученые провели базовое исследование, поставившее целью оценить долю больных с CD4 > 500 кл/мкл среди наблюдающихся в ВИЧ центрах Великобритании, а также длительность времени, в течение которого происходит снижение подсчета CD4 + с 500 до 350 кл/мкл – максимального уровня, при котором на данный момент считается целесообразным инициировать АРТ.

В настоящее время когорта насчитывает 25 274 больных. Исследователи оценивали первый известный подсчет CD4+ для всех больных, обратившихся в клиники с 1996 по 2005 гг. Для определения времени, которое занимает снижение подсчета CD4 клеток с 500 до 350 кл/мкл, исследователи учитывали момент, когда у больного был впервые зарегистрирован подсчет CD4 клеток от 500 до 650 кл/мкл и момент, когда либо впервые зарегистрирован подсчет CD4 клеток 350 кл/мкл, либо начата АРТ.

Средний возраст при обращении составил 34 года. На момент первичного обращения у 27% подсчет CD4 был ≥ 500 кл/мкл., в том числе у 51% – от 500 до 650 кл/мкл. Средняя вирусная нагрузка (ВН) при первичном обращении была равна 10 400 копий/мл; при этом у 10% больных ВН была

Антиретровирусные схемы содержащие Калетру в сочетании с НИОТ в меньшей степени приводят к потере жировой ткани по сравнению со схемами, содержащими Эфавирез и НИОТ, как показало одно из исследований, представленных на КРОИ.

Одно из исследований показало, что не смотря на тот факт, что пациенты принимающие Эфавиренз испытывали более длительное по времени угнетение вируса в сравнении с принимающими Калетра, они были в два раза чаще предрасположены к потере жировой ткани лица и конечностей по сравнению с пациентами, принимающих Калетра.

Второе исследование по использованию Калетра в качестве поддерживающей монотерапии выявило, что по сравнению с пациентами принимающими Звафиренз, AZT и 3ТС, те, кто принимал Калетру, были в меньшей степени подвержены липодистрофии по истечении двух лет. Результат данного исследования неудивителен, так как было давно установлено, что AZT вызывают симптомы перераспределения жировой ткани

В данном исследовании терапию назначали только на короткое время, чтобы уменьшить вирусную нагрузку. В исследовании участвовали 90 человек с ВИЧ, у которых была установлена первичная ВИЧ-инфекция, и которым был назначен трехмесячный курс антиретровирусной терапии. В качестве контрольной группы выбрали 179 пациентов с первичной ВИЧ-инфекцией, данные которых были в результатах Европейской когорты по антиретровисной терапии.

На момент окончания исследования у 80% пациентов была неопределяемая вирусная нагрузка. В течение примерно трех лет собирались данные о вирусной нагрузке и количестве CD4 у этих пациентов. Значительной разницы в вирусной нагрузке между основной и контрольной группой не было. Тем не менее, в контрольной группе быстрее снижался уровень CD4.

Среднестатистически краткий курс терапии “экономил” более 20 клеток/мл в год. Авторы исследования пришли к выводу, что антиретровирусная терапия во время первичной инфекции значительно замедляет темпы снижения иммунного статуса. Тем не менее, исследование слишком мало, чтобы на его основе делать официальные рекомендации, поэтому ученые говорят о необходимости крупномасштабных клинических испытаний данного метода.

Побочные эффекты АРТ возникают часто и порой становятся причиной замены препарата. Они редко угрожают жизни, однако могут доставлять пациентам немало неприятных ощущений, что отрицательно сказывается на их желании соблюдать режим лечения.

Ребят, до терапии, я была здоровым человеком, полным сил и энергии. Я пролежала в больнице с токсическим гепатитом 2 недели. Кроме этого, после употребления “лечения”, то есть АРТ, все тело было в меленьких прыщиках (кто не знает, в последнюю очередь, все выходит через кожу), можете представить, что творилось внутри меня. Надо сказать что до этого я никогда не болела гепатитом, печень была полностью здоровой. После этого случая, терапию я больше не пью, не буду пить и не советую никому.

После моего отказа от терапии, я поправилась на 15 кг (проблема для меня мой вес нормальный 60, а теперь я 75кг). Делаем выводы)). Фигня это всё таблетки. всё надо натуральное пить, соки например.

Эти побочные действия наблюдаются, как правило, в первые 6–18 недель приема терапии, и именно поэтому в этот период ваш врач может потребовать частых посещений и сдачи анализов.

Высокий риск развития таких повреждений наблюдается в первые 6 недель после начала приема невирапина. Тем не менее, принимающим невирапин стоит внимательно «прислушиваться» к своим ощущениям и находиться под пристальным вниманием врача в течение 18 первых недель начала лечения невирапином, чтобы при первых же признаках проявления нежелательных побочных эффектов на коже или печеночных изменений принять своевременные меры. В некоторых случаях при серьезной реакции пациента на невирапин лечение приостанавливают.

Другим распространенным побочным эффектом невирапина является кожная сыпь, она появляется примерно у 25% принимающих препарат.

Менее чем у 1% людей невирапин вызывает серьезную аллергическую реакцию в виде синдрома Стивенса–Джонсона , который часто сочетается с поражением печени, и является обязательной причиной отмены невирапина.

В случае, когда необходима отмена невирапина, его обычно заменяют другим препаратом, не прерывая прием всей схемы. Очень редко, как, например, при синдроме Стивенса–Джонсона, возникает необходимость отмены всех лекарств сразу, в таких случаях после выздоровления пациента (обычно 2–3 недели) терапию возобновляют, но вместо невирапина в схему включают другой антиретровирусный препарат.

Пейте соки, не пейти терапию, если хотите. Это Ваша жизнь. Только не надо призывать других людей не принимать АРВТ.

После достижения барьера в 200 кл CD4 без лечения продолжительность жизни составляет не более 2 лет.

А вообще принимать или не принимать терапию – дело каждого. Просто один твой отрицательный опыт еще не есть аксиома. Моего мужа, например, терапия спасла, да и не его одного. Боюсь, если бы он лечился соками, то его рядом со мной сейчас не было бы.

Copyright © 2017 vBulletin Solutions, Inc. All rights reserved.

Оставьте заявку и мы свяжемся с Вами
или напишите оператору в онлайн-чат

Мы не передаем Вашу персональную информацию третьим лицам.

Оставьте заявку и мы свяжемся с Вами
Мы с социальных сетях

Мы не передаем Вашу персональную информацию третьим лицам.

Оставьте заявку и мы свяжемся с Вами
Мы с социальных сетях

Мы не передаем Вашу персональную информацию третьим лицам.

Оставьте заявку и мы свяжемся с Вами
Мы с социальных сетях

Мы не передаем Вашу персональную информацию третьим лицам.

Приобрести препарат по цене

Мы не передаем Вашу персональную информацию третьим лицам.

Уведомить о поступлении

Мы не передаем Вашу персональную информацию третьим лицам.